ПЕРЕЙТИ НА ПАНОРАМУ


Памятник Иетиму Гурджи в Тбилиси — скульптор Д. Микадзе, архитектор Ш. Кавлашвили

Иетим Гурджи — (сирота-грузин (тур.) 1875-1940 (Арутюн Григорьевич Агаджанов) был известным грузинским ашугом (народным поэтом).

Иетим вырос в Харпухи, тбилисском районе, жители которого почти сплошь состояли из торговцев и ремесленников, перемежавших тягучие будни дружескими пирушками и привычными нехитрыми развлечениями. Он сызмальства постиг азы неписанного кодекса городской чести и ко времени начала работы в мастерской по изготовлению музыкальных инструментов отличал белое от черного с такой же пристрастной искренностью, с какой принялся за первые литературные опыты. Известность Иетиму среди ценителей ядреного народного стиха принесла баллада «Анна-Баджи», в былинном стиле воскресавшая героические подвиги полумифической женщины-богатырши. Число поклонников поэзии молодого ашуга заметно увеличилось, когда он, выучившись играть на пандури, стал сопровождать чтение стихов мерным перебором струн.

…Иетим, на дух не переносивший рекрутчины, пустился в бега. Скрывался долгое время у знакомых хлебопеков, до тонкостей освоил пекарное дело и совсем было свыкся с положением нелегала, как глазастые опричники выследили его и сослали отбывать воинскую повинность в город Житомир. Армейская муштра не вытравила из Иетима тягу к свободе. Вольнолюбивый тбилисец очень скоро в пику всем дисциплинарным уставам покинул казарму и двинулся на юг по относительно безопасной диагонали Одесса – Батуми – Баку.

Конечный пункт маршрута, видимо, был выбран неслучайно. Иетим хорошо знал местные наречия и без труда прижился в тюркоязычной среде. Непритворный интернационализм, кстати, всегда отличал творчество многих кавказских ашугов. Поэзия Иетима Гурджи неустанно славила духовную однокровность разных народов.

Российская революция 1905 года всколыхнула и бакинские нефтепромыслы. Симпатии Иетима, разумеется, были на стороне рабочих, но глубокоидейный пролетарский борец из него все-таки не вышел. На загородную маевку поэт принес знамя самоличного шитья с украшавшим кумач ироническим признанием: «Радуюсь, но не верю». Это радостное неверие обернулось для Иетима Гурджи кандальной мукой в мрачных казенных заведениях Волынской губернии. Острог города Дубно – четыре года; спецпоселение города Кременец – три года. Более всего прочего он лелеял нежную надежду свидеться с родным городом. Долгожданная встреча состоялась в 1916 году. Подгулявшие тбилисские ребята и сегодня распевают эти строки, подчас даже не зная, кто их автор: / Тбилиси, здравствуй! Я к тебе вернулся / Пропавшим сыном, избродившим свет. / Мой долгий путь на Грузии замкнулся / Через двенадцать выстраданных лет /.

Город увенчал Иетима славой истинно народного поэта. Иосиф Гришашвили в своей книге «Литературная богема Старого Тбилиси» вспоминает, как Иетим Гурджи не без гордости часто говаривал: «Мои стихи знает младенец в колыбели».

Иетим Гурджи считал себя преемником великого земляка-песнопевца Саят-Новы.

Есенин встречался с Гурджи осенью 1924 г. в Тифлисе. Познакомил поэта с грузинским певцом журналист Шакро Бусурашвили. Есенин слушал исполняемые Гурджи народные мелодии. «Голос у Иетима был слабый и немного дребежал, — вспоминал Н.Вержбицкий. — Но в пении старика было так много сердечности и внимательной любви к каждому звуку, что нельзя было не заслушаться». Есенин беседовал с певцом, затем сам спел песню «Есть одна хорошая песня у соловушки…». Гурджи выслушал, но сказал: «Не надо печали! Посмотрите, как хорошо на свете!», показывая вид древнего города. (С.А.Есенин. ПСС. 1, с.655.; Воспоминания – 86. Т.2, с.222-225)

(Вахтанг Буачидзе)

«… Иетим-Гурджи скончался в 1940 году, не в таком уж и преклонном возрасте, 65-и лет. Одним из безошибочных свидетельств популярности его стихов было большое количество народу на его похоронах, тело Иетим-Гурджи на руках пронесли от района Исани до нового кладбища Ваке. Многочисленную процессию сопровождал оркестр восточных инструментов. Выполнили и слова Иетим-Гурджи «сверху гроб покройте черной буркою моей» — и гроб действительно был покрыт его черной буркой. Солнце уже давно зашло, когда процессия дошла до кладбища. У края могилы вокруг Иетим-Гурджи сгрудились многочисленные почитатели, а группы музыкантов по очереди исполняли его мелодии вместе с душераздирающей декламацией его стихов.

Эти проводы ашуга (народного поэта) довольно-таки затянулись, но несмотря на то, что давно уже наступила ночь, все в молчании слушали его поэтическое слово, и сердце горевало о смерти такого таланта и народного поэта…»

(Андро Тевзадзе, 1955, Тбилиси)

Первоначально был похоронен на новом кладбище Ваке, позже перезахоронен в Дидубийском пантеоне (Тбилиси). Каждый год, в день его рождения, у могилы ашуга собираются тбилисцы — почитатели его творчества, возлагают цветы к его надгробию. (http://ru.hayazg.info/)


ПЕРЕЙТИ НА ПАНОРАМУ



Напишите нам:

Мы постараемся ответить вам как можно быстрее.

Park Inn by Radisson Rustaveli TbilisiЦклис-кари (Речные ворота)