ПЕРЕЙТИ НА ПАНОРАМУ


 

Театр и караван-сарай Тамамшева — не существующее ныне здание построенное в 1851 году,  совмещало в себе два функции караван- сарая (торговые площади, склады и постоялый двор для купцов) и городской оперы. Театр создан по распоряжению князя Михаила Воронцова на деньги купца Тамамшева. Архитектор театра Джовани Скудиери , художник Григорий Гагарин. Театр сгорел при пожаре 1874 года, театр не восстанавливался, за зданием остались только торговые функции. Караван-сарай разобран в 1934. 

Александр Дюма о караван-сарае Тамамшева:

«Главный караван-сарай в Тифлисе построен армянином, который за одну землю, шириной в восемь, длиной в сорок саженей заплатил восемьдесят тысяч франков. Из этого видно, что в Тифлисе, где впрочем земли довольно, она нисколько не дешевле других предметов. Этот караван-сарай представляет интересное зрелище. Через все его ворота входят и выходят с верблюдами, лошадьми и ослами представители всех наций Востока; турки, армяне, персияне, арабы, индийцы, китайцы, калмыки, туркмены, татары, черкесы, грузины, мингрельцы, сибиряки и бог знает кто еще! У каждого свой тип, свой костюм, свое оружие, свой характер, своя физиономия и, особенно, свой головной убор – предмет, который менее всего затрагивает изменении моды.Два здания караван-сарая являются вспомогательными и имеют гораздо меньшее значение, за проживание и этих гостиницах ничего не платится: там живут вместе и сибиряк из Иркутска, и перс из Багдада, все торговые представители восточных народов там составляют один класс, одну обшину, хозяева взимают по одному проценту с товаров, сложенных в магазины, в случае продажи. К этим базарам сходится сеть торговых улиц, совершено отделенных от аристократической части города.»


(Текст взят  — http://aidatiflis7.livejournal.com/)

Идея постройки в Тифлисе городского театра принадлежала наместнику на Кавказе князю Михаилу Воронцову , впервый же год своего правления он приступил к её осуществлению. Предполагалось, что деньги на строительство, на обоюдовыгодных условиях, могут вложить частные лица

Предполагалось, что деньги на строительство, на обоюдовыгодных условиях, могут вложить частные лица и, первоначально, такое желание высказал коммерции советник Соломон Абесаломов. Автор проекта здания, архитектор Иванов, уже в ноябре 1845 года, предоставил Воронцову проект и смету, которая составила 200 тысяч рублей. Проект Иванова был показан в начале М.С.Воронцову, а затем С.Абесаломову, который хотел внести свои коррективы, связанные с тем, что он просил больше торговых площадей и предлагал использовать театральное помещение, когда там нет спектаклей, как «хлебный магазин». Конечно, на таких условиях соглашения достигнуть не удалось

26 августа 1846 года Воронцов написал письмо в Губернскую строительную комиссию: «Почетный гражданин Гавриил Тамамшев  предлагает выстроить в Тифлисе, на Эриванской площади, по утвержденному плану, каменное здание для театра и лавок, с тем, чтобы как земля, так и само здание, по окончании постройки, поступили в вечное и потомственное его владение и чтобы город имел право пользоваться театром навсегда без платы»

Создание нового проекта театра был поручено архитектору Скудиери. В контракте было предусмотрено, что все торговые лавки, расположенные в здании должны быть заняты «красным товаром, галантерейными, модными, кондитерскими и вообще лавками, не безобразящими наружному взгляду…». Театр с буфетом также должны быть построены и оформлены за счет Тамамшева. Обязательным условием было использование при строительстве и оформлении «добросоветсных материалов, с изящною отделкою».

Г.Тамамшеву предоставлялось также потомственно иметь в театре «в бель-этаже одну ложу под № 15, без платежа…»

Предполагалось, что театр удастся открыть 1 июля 1851 года, но случилось несчастье: 5 июня, во время разрушения здания Корпусного Николаевского собора, погиб архитектор Скудиери, руководивший работами. Это немного насторожило Строительную комиссию, которая усомнилась в прочности театрального здания.

12 апреля 1851 года открылся первый театральный сезон, однако, некоторые работы внутри здания и, частично, вокруг него, продолжались.

Для руководства работами по внутренней отделке театра на Эриванской площади, князь Воронцов учредил комиссию, в которую входили: председатель-генерал-майор Годлевский, члены комиссии: директор театра Хрисцинич, кн .Гагарин и архитектор Скудиери.

Внутреннее убранство зала осуществлялось по утвержденным эскизам и детальным чертежам, разработанным Г.Гагариным. Лепные работы было доверено выполнить «лучшим Персидским штукатурам»

Расписывать зал и фойе по эскизам Г.Гагарина, было поручено живописцу Трощинскому. По окончании работы, коридоры и внутренняя часть лож были покрыты восковой мастикой «такого свойства, что от неизбежного обтирания стен посетителями стены не только не будут мараться, но напротив того, от трения получают больше лоску».

Люстра была заказана в Париже через военного агента полковника графа Штакельберга фабриканту Клемансону. Для транспортировки люстры были использованы 12 ящиков, весом 1.218 кг. Люстра была доставлена из Парижа в Марсель, затем морем ,,через Одессу и Редут-кале, а оттуда перевезена в Тифлис на обывательских подводах в исходе 1851 года.,, Люстра была установлена летом 1852 года. Канделябры также были выписаны из Парижа, а лампы для сцены использовались местные. 9 ламп для освещения коридоров были изготовлены в Москве по эскизам кн. Г.Гагарина.

11 октября 1874 года , очевидно, на первом этаже здания, где располагались торговые ряды, возник пожар. Газета ,,Кавказ,, писала тогда : ,,Город постигло серьезное бедствие: в результате пожара значительно пострадало здание караван-сарая и полностью выгорело здание театра,, В 1879 году здание было реконструировано, но уже исключительно, как «Торговый пассаж».


 Александр Дюма о театре,который он посетил в 1858 году.

«Признаюсь, начиная с самого вестибюля, я был поражен простотой и в то же время характерностью орнаментов можно было подумать, что входишь в коридор театра Помпеи. В верхнем коридоре орнамент изменяется, делается арабским. Наконец мы вошли в зрительный зал. Зал – это дворец волшебниц не по богатству, но по вкусу, в нем может быть, нет и на сто рублей позолоты; но без зазрения совести скажу, что зал тифлисского театра – один из самых прелестных залов, какие я когда-либо видел за мою жизнь. Правда, миленькие женщины еще более украшают прекрасный зал, и с этой стороны, как и в отношении архитектуры и других украшений, тифлисскому залу, благодарение богу, желать уже нечего. Занавес очарователен: в центре рисунка возвышается основание статуи, на котором нарисована группа, представляющая с левой стороны от зрителя Россию, а с правой – Грузию. Со стороны России Санкт-Петербург и Нева, Москва и Кремль, мосты, железные дороги, пароходы, цивилизация, все эти образы потом теряются в так называемой мантии Арлекина. Со стороны Грузии виднеется Тифлис со своими развалинами крепостей, базарами, откосами скал. С яростной и непокорной Курой, чистым небом и, наконец, со всем своим очарованием. У основания пьедестала, со стороны России, – крест Константина, рака св. Владимира, сибирские меха, волжские рыбы, украинские хлебные продукты, крымские фрукты, т. е религия, земледелие, торговля, изобилие.Со стороны Грузии – роскошные ткани, великолепное оружие,ружья с серебряной оправой, отделанные слоновой костью и золотом кинжалы, шашки с золотой или серебряной насечкой, кулыиз позолоченного серебра, мандолины (род лютни), украшенные перламутром, барабаны с медными бубенчиками, зурны из черного дерева, т. е. парады, война, вино, танцы, музыка. Признаюсь, лестнo быть потомком Рюрика, иметь самодержавных предков, царствовавших в Старо-дубе, производить свое имя от Гагара Великого, являться при дворе и в салонах под именем князя Гагарина; но если бы сказали князю Гагарину «Вам надо отказаться или от вашего княжества с коронованными предками, или от вашей кисти»,– думаю, что князь Гагарин сохранил бы за собой кисть, называясь г-ном Гагариным безо всякого титула. Художники такого дарования трудятся для того только, чтобы называли их просто Микельанджело, Рафаэль, Рубенс. Этот очаровательный занавес взвился при первом акте оперы «Ламбардцы», посредственной и скучной, но прекрасно исполненной девицей Штольц, молодой примадонной двадцати лет от роду, которая дебютирует в тифлисском театре, чтобы перейти потом на сцену театров Неаполя Флоренции, Милана, Венеции, Парижа и Лондона, а также артистами Массини и Брианн. Существование подобной труппы в Тифлисе приводит в удивление. Я сожалел только о двух вещах: о том, что не играли «Вильгельма Телля» вместо «Ломбардцев» и что князь Гагарин, в бытность свою здесь, сам не занялся декорациями в одно время с возведением зрительного зала.»


ПЕРЕЙТИ НА ПАНОРАМУ


Городская думаПамятник Пушкину.